Перейти к публикации
chiko

карточные игры Интервью с А. Барбакару

Рекомендованные сообщения

chiko

 Анатолий Барбакару. В прошлом - один из лучших профессиональных картежников Советского Союза. В карточном мире его называли Мастер. Пять лет находился во всесоюзном розыске. Два с половиной года пребывал в местах не столь отдаленных. По старой доброй советской традиции провел некоторое время в психушке. Решив "завязать", на всякий случай сделал пластическую операцию. С 1991 года - журналист криминальной хроники на одесском телевидении.

О своем бурном прошлом написал несколько замечательных книг, разошедшихся многотысячными тиражами: "Одесса-мама", "Я - шулер", "Ва-банк. Последний трюк каталы" и др. Отрывок из его новой повести "Бандитами не рождаются" вы сможете прочитать в нашей постоянной рубрике "Чернильница". Вопросы для этого интервью мы отправили Анатолию по электронной почте и сразу же получили от него массу вразумительных и остроумных ответов. Этот материал публикуется практически без редакционных изменений. По словам самого Анатолия, это - первое в его жизни интервью, напечатанное без журналистских домыслов и перекручивания фактов.

---------------------------------------------------------------------------------------------

Free Time (F.T.): - Кем сегодня ты себя ощущаешь в жизни?

Анатолий Барбакару (А.Б.): - Стыдно сказать... Счастливым человеком.

F.T.: - Почему стыдно?

А.Б.: - Время нынче такое: счастливым выглядеть неприлично. Да и вообще... Если бы лично мне показали человека и предупредили, что он считает себя счастливым, я бы заподозрил: никак, идиот. И, кстати, вот сейчас у меня родилась ассоциация. Когда я был под следствием и находился на стационарной судебно-психиатрической экспертизе (в так называемой тюремной "дурке"), мне предложили тест: длиннющий ряд вопросов, весьма смахивающий на предложенный тобой. Причем, ответы я тоже должен был писать собственноручно, чтобы никакое преломление через восприятие записывающего не было возможным. Есть предложение: давай считать это интервью-вопросник тестом на нормальность меня нынешнего. Итак, я даю первый ответ, подтверждающий неутешительный диагноз: я счастлив.

F.T.: - Начнем с самого начала. Где и когда ты родился?

А.Б.: - О! Наверное, единственный вопрос, отвечая на который, трудно прослыть умничающим идиотом. Но я постараюсь: город Бендеры, 1959 год, 15 февраля. По церковному календарю - на Сретенье, день, когда зима встречается с весной. Все. Пожалуй, больше не буду выпендриваться с ответами. Выпендреж, может, и веселее смотрится, но отдает "торчанием" на себе. (На мой взгляд, худшая мужская черта.) Постараюсь отвечать, насколько смогу, внятно и искренне.

F.T.: - Расскажи о своей семье.

А.Б.: - Жена Ольга, 28 лет, пятая по статистике и единственная из известных мне женщин, наделенных высшей женской мудростью: дать своему мужчине ощущение, что он мужчина - лучший и единственно возможный для нее (надеюсь, понятно, что я не про секс). Сын Димка, два с половиной года. Нахальный тип, который давеча заявил, что из-за папиных ботинок в прихожей ему некуда поставить свои.

F.T.: - То есть ты нашел свою женщину?

А.Б.: - Да. В одном из интервью актер Пороховщиков восхитил меня несколько метафорическим рассказом о том, как он выбирал себе жену. Дескать, он спрашивал претенденток, как бы они поступили, если бы ему пришлось отстреливаться. Все уточняли, что он натворил. И только одна сразу отозвалась: подносить патроны. Та, которая и стала избранницей. Так вот, моя жена - тоже подносчица патронов.

F.T.: - А кто твои родители, братья, сестры?

А.Б.: - Из первой степени родства - только мать. Простая, добрая, легко плачущая и легко смеющаяся женщина. Она отдала меня в интернат, за что я ей благодарен. Это не ирония.

F.T.: - Самое яркое воспоминание детства.

А.Б.: - Из приятных, как, наверное, и у всех, - восторг души в последний день занятий перед летними каникулами. Еще одно помню: отцовские алименты. Отца я никогда не видел, и алименты от него пришли только один раз. Восемьдесят восемь копеек. (Он выслал рубль, но двенадцать копеек вычли на почте.) Мать и бабушка все эти деньги отдали мне и почему-то смеялись. Почему - я не понимал. Я был счастлив. Потому что купил коробку цветных карандашей, среди которых был заветный - белый. Из ярких неприятных воспоминаний, пожалуй, только одно... Тогда в интернат пожаловала очередная проверяющая комиссия. После обеда мы, как обычно, клянчили у поварих добавку. Жалеющая нас тетя Маша заговорщицки выдала мне, любимчику, деликатес: жареную картошку. Как я растягивал удовольствие, лакомясь желанным блюдом... Пока не ощутил невероятную и омерзительную горечь во рту. Это был окурок. Блюдо оказалось с "комиссионного" стола. Горечь эту я помню до сих пор.

F.T.: - Кем ты тогда мечтал стать?

А.Б.: - Летчиком, конечно. Тем более, что единственный в нашем роду мужчина, который не был для меня виртуальным, дядя Митя (сын Димка назван в его честь) был летчиком. Я даже прошел предварительную комиссию в летное училище. Правда, хирург сказал, что пропустит меня, если я до лета не подрасту. Он обследовал меня зимой, и на мои попытки сжаться, скрыть лишние два сантиметра (предел для летчиков - 190 см) закрыл глаза. К лету я уже "растянулся" до ста девяноста шести сантиметров. Так что мечту свою перерос.

F.T.: - В жизни часто влюблялся?

А.Б.: - Раза четыре - это часто? Достаточно, чтобы согласиться с Чеховым: "Влюбленность дана человеку для того, чтобы он знал, каким он должен быть". Она - его нормальное состояние. Все остальные - ненормальные.

F.T.: - Помнишь свою первую любовь?

А.Б.: - Все помню.

F.T.: - Хотел бы с ней встретиться снова?

А.Б.: - Встречаюсь, но лучше бы не встречался. Лучше бы я ее помнил такой, какой знал когда-то.

F.T.: - Как заработал свои первые деньги?

А.Б.: - В пятнадцать лет во время каникул работал грузчиком на хлопкопрядильной фабрике. Примерно месяц, пока не проломил голову об движущийся конвейер.

F.T.: - Как их потратил?

А.Б.: - Потерял на одесском пляже через день после получки. На том самом пляже, который позже кормил меня много лет посредством лохов.

F.T.: - Что для тебя деньги: свобода, ответственность, инструмент получения больших денег, душевный покой или непрекращающаяся головная боль?

А.Б.: - Свобода и возможность быть немножко волшебником.

F.T.: - Что больше любишь: получать деньги или тратить их?

А.Б.: - Как свободолюбивый - получать. Как волшебник - тратить

F.T.: - На что больше всего любишь их тратить?

А.Б.: - На волшебство.

F.T.: - На что их постоянно не хватает?

А.Б.: - На него и не хватает.

F.T.: - По магазинам и базарам любишь погулять?

А.Б.: - По базарам - нет. По магазинам - только американским. И только тем, которые смахивают на склады диковинок.

F.T.: - На что постоянно не хватает времени?

А.Б.: - На написание книг. Я, правда, придумал отмазку. Дескать, пока то, что происходит в жизни, для меня интересней, чем описание происходящего.

F.T.: - Помнишь самый дорогой сердцу подарок? А самый дурацкий?

А.Б.: - Раз дорогой сердцу, то я так понимаю, из сделанных мне? Их много. А вот эпитет "дурацкий" вызвал из памяти один случай. В той самой тюремной "дурке" подследственный Носков, которого, старательно пичкая таблетками, лишали ума, в день моего рождения подарил мне миску коричневых макарон и стихотворение: "Желаю счастья от души, Здоровья также, и беги". Несмотря на то, что в меня и моя порция макарон не лезла, подарок запомнился не только как дурацкий, но и как дорогой.

F.T.: - Тебе свойственно сомневаться? Решения принимаешь быстро?

А.Б.: - Вот сейчас прочел вопрос и обнаружил логическую несуразицу. В себе. И сомневающимся себя считаю, и решения принимаю почти всегда мгновенно. Как же это получается? Надо будет понаблюдать за собой.

F.T.: - С кем чаще всего советуешься, принимая решение?

А.Б.: - В юности был у меня друг. Сейчас он в Сан-Франциско. Уехал пятнадцать лет назад уже не пребывая в состоянии дружбы со мной. Так вот в то время каждый из нас больше всего опасался "промельчить", "промельтешить" в глазах другого. Друг с другом и советовались. Теперь я лично прислушиваюсь к советам только собственной совести.

F.T.: - Госпожа Удача к тебе благосклонна?

А.Б.: - Еще как. Причем, не понятно, за что.

F.T.: - Ты азартный человек?

А.Б.: - По игре - ни капельки. Профессиональный игрок и не имеет права быть азартным. Азарт - это то, что кормит профессионалов. Лоховской азарт. Некоторые считают, что я азартен по жизни. Ничего подобного. Азартен обжора. А я гурман. Меня увлекают жизненные вкусности.

F.T.: - В чем проявляется твой азарт сегодня?

А.Б.: - Как и всегда, в открытиях. Открытиях людей, мест, впечатлений. Правда, чем дальше, тем их меньше. На карте собственного жизненного опыта все меньше белых пятен. О, выдал!..

F.T.: - Как у карточных дел Мастера у тебя были свои ученики?

А.Б.: - Были, конечно. Разной степени путевости. И самой талантливой, пожалуй, была женщина. Но ситуацию с ней в двух словах не перескажешь.

F.T.: - Не хотелось открыть что-то вроде "курсов повышения карточной квалификации"?

А.Б.: - Была мысль создать школу игроков, с разными уровнями обучения, включая профессиональный. Начал было создавать, да спохватился: что же это я творю? Кого собираюсь клонировать? Ведь завязал почему? Потому что началась несходимость: руки не позволяли играть честно, а совесть - обманывать.
Впрочем, об одном из учеников хочется сказать пару слов - талантливом парне из Баку, который разыскал меня несколько лет назад. Разыскал с целью набраться ума-разума. Шулерского, конечно. Он уже был готовым игроком, профессионалом. И без кокетства скажу, божьего (скорее, дьявольского) дара в нем куда больше, чем у меня. Почему - "был"? Потому, что надеюсь не дать ему стать шулером. Надеюсь сделать из него артиста мошеннического жанра. Даже под него родил идею: открыть в Одессе ресторан с аферистичной тематикой и названием "Одесса-мама" или "Лох". Ресторан, в котором вас при желании облапошат в любом избранном вами жанре: обыграют в карты, заломают деньги, "хлопнут" в наперстки или в три листа. Даже в "орел" - "решку". Но это будет самый честный ресторан. Ведь в нем каждый будет иметь возможность почувствовать себя лохом, не пострадав при этом материально. Так вот Михаил, этот мой талантливый последователь, будет вести в этом ресторане-клубе соло.
Последователь - это не только про аферы. Одну из моих книг он знает куда лучше меня. Я проводил эксперимент: открывал книгу наугад, тыкал пальцем в страницу и зачитывал два-три слова, на которые попадал палец. Михаил почти наизусть продолжал до конца абзаца. При этом он не оголтелый фанат, а вполне едкий и даже ехидный типок.

F.T.: - Высококлассным игроком может стать любой человек или для этого нужно родиться с колодой в руках?

А.Б.: - Насчет высококлассного - не знаю, не пробовал. А профессионалом может стать каждый одержимый и, желательно, загнанный судьбой.

F.T.: - Что важно в игре? Фарт, провидение, шестое чувство?

А.Б.: - Ангел-хранитель.

F.T.: - Можно ли по такой книге как "Я - шулер" научиться профессионально играть?

А.Б.: - Нет. Я писал ее так, чтобы не подвести бывших коллег. Книга эта - попытка передать атмосферу мира карт. И главное в ней не трюки, а персонажи.

F.T.: - Какая твоя любимая игра? Карточная и некарточная.

А.Б.: - Из карточных - преферанс. Из некарточных - такая забава. Двое или больше людей присматривают "жертву". Не "жертву" - "объект". (Лучше всего подходит пляж, бар - любое место, где за присутствующими можно спокойно вдоволь понаблюдать.) Игроки по внешнему виду объекта, по его повадкам высказывают мнение. Каждый свое. Откуда, сколько лет, чем занимается, семейное положение, чем его может прибрать к рукам представитель противоположного пола, кого держит в доме: кошку или собаку. Вопросов может быть сколько угодно. Потом, после знакомства, объект сам определяет победителя. Разумеется, для такой игры лучше, чтобы играющие и "жертва" были разного пола.

F.T.: - Что нужно для хорошей игры?

А.Б.: - Кураж. И только он.

F.T.: - Случался ли вариант "нашла коса на камень"? Крупно проигрывал?

А.Б.: - Не хочется быть нескромным. Камнем случалось быть мне. И то сказать: мой расцвет пришелся на двадцать пять лет, а тем, кто пытался меня скосить, было по меньшей мере за сорок. Конечно, они "косили" под косу. О! Опять выдал...

F.T.: - Играть против казино не пробовал?.. Проверить "чистый фарт" на рулетке или развести крупье в блэк-джек...

А.Б.: - Иногда выделяю гривен по двадцать для проигрыша в автоматный покер. Называю это жертвоприношением. В казино Атлантик-Сити выделял себе в каждый приезд по двадцать долларов на проигрыш. К времяпрепровождению в казино только так и есть смысл относиться. Кое-кого из моих бывших партнеров, проживающих в Штатах, не пускают в казино Лас-Вегаса. Значит, какая-то прибыльная система игры возможна. И я мог бы ее если не вычислить, то узнать. Но мне она неинтересна. Уходя - уходи.

F.T.: - Легко ли было "завязать"?

А.Б.: - Легко. Повторяю, я - не азартен. Игра давала мне в то время возможность быть свободным. В нынешнем времени быть им хватает и других возможностей.

F.T.: - Как ты борешься с неудачами?

А.Б.: - Походя, обзываю себя "идиётом", бурчу себе под нос что-то о естественном отборе, который мне с моей непутевостью не положено пройти, и думаю, что делать дальше.

F.T.: - Ты-то людей разводил, понятно, а тебя в жизни обманывали?

А.Б.: - Конечно. И до сих пор разводят. Корчащих из себя "волшебников" легко разводить.

F.T.: - Что ты делал с этими людьми?

А.Б.: - Ну, раньше - воспитывал. Не от мстительности и не от кровожадности. Репутация обязывала. Собственно, на таких ситуациях она и создавалась. Нынче же... Есть такое слово-философия, подобранное (или подобранная) у одного из моих нынешних друзей-учетилей: отпусти. Когда оказываюсь в дураках - стараюсь его вспомнить.

F.T.: - О чем-нибудь жалеешь в жизни?

А.Б.: - А как же. На мой взгляд, высказывание "все, что ни делается - все к лучшему" - философия беспомощных. Концлагеря, Чикотило, "Норд-Ост" - это тоже к лучшему? О собственных подлостях, связанных в основном не с самой игрой - с влезанием в душу жертв - конечно жалею.

F.T.: - Тебя легко вывести из себя?

А.Б.: - Легко. Легче всего выводит рафинированная глупость. Особенно активная. Странно... Вот сейчас опять задумался: а ведь низость, предательство, пожалуй, не выводят... Тут какой-то другой требуется глагол.

F.T.: - За что можно возненавидеть человека?

А.Б.: - За душевную мутность, склизкость. Причем хроническую. Опять озадачился. Странно: предательство, опять же, ненависть не рождает. То, что оно рождает, называется как-то иначе.

F.T.: - Какие вещи нельзя прощать ни при каких обстоятельствах?

А.Б.: - Вот! Это-то предательство и рождает. Неспособность простить.

F.T.: - На свете больше хороших людей или плохих?

А.Б.: - Я во всех вижу хороших. Правда, до тех пор, пока они не доказывают обратное.

F.T.: - Кто и как тебя может быстро успокоить?

А.Б.: - По поводу предательства - никто и никак. По поводу глупости - только собственная способность спохватиться: тю, куда я лезу?! Бессмысленно же. Она же - "рафинированная". И всегда успокаивает тепло. И все, что его излучает. Например, улыбающийся ребенок или песня Лозы "Плот".

F.T.: - Что приятнее в работе: сам процесс или конечный результат?

А.Б.: - Смотря в какой. В прежней, в "шулерской", конечно результат. А сейчас, пожалуй, процесс. Хотя и результат важен. Книги дают возможность наживать сообщников по жизни (тот же Михаил). Кто посмеет сказать, что такой результат работы побочный!?

F.T.: - Что приходится делать чаще: вкушать плоды славы или приносить жертвы на ее алтарь?

А.Б.: - Да нету никакой особенной славы! Узнают иногда люди на улице. Обычно после телевизионных программ. После "Стирки" или, скажем, "Темы". Правильно сказал Познер: "Показывайте полгода по телевизору лошадиную задницу... Через полгода к ней подойдут и возьмут интервью". Если говорить о славе, то меня больше интересует ее качество. Узнаваемость - фигня. Полагая, что следующую фразу вы вычеркнете, все равно напишу, и поверьте - искренне: если бы мне предложили миллион долларов и славу группы "Руки вверх", я бы послал предлагающего!

F.T.: - Что самое приятное в твоем бывшем деле?

А.Б.: - Воля. И возможность понимать про людей больше, чем другие, а иногда больше, чем они сами

F.T.: - Что самое отвратительное?

А.Б.: - Та самая подлость, влезание в душу, о которой я уже говорил.

F.T.: - Тебя можно назвать стопроцентным оптимистом?

А.Б.: - Сначала сумничаю: "Надежда - хороший завтрак, но плохой ужин", а потом скажу: скорее да, чем нет.

F.T.: - Признаешь свою неправоту, если ошибаешься?

А.Б.: - Точно - да.

F.T.: - У тебя есть недостатки? Какие?

А.Б.: - Хватает. Например, преданность друзей воспринимаю, как должное. Или другой: повышенная быстрота эмоциональной реакции. Если сказать проще - излишне бурное негодование по поводу той самой тупости.

F.T.: - Что ты с ними делаешь?

А.Б.: - Пытаюсь бороться. Когда пытаюсь - получается.

F.T.: - Чего ты боишься в жизни больше всего?

А.Б.: - Боюсь потерять близких мне людей и того, что не смогу помочь им, когда это будет необходимо. И еще - неволи.

F.T.: - Глупый вопрос: любишь быть в центре внимания?

А.Б.: - Ответ тоже, неверное, покажется не слишком умным. Тем более - из уст двухметрового верзилы: для меня это не имеет особого значения.

F.T.: - Чему мешает популярность?

А.Б.: - Могу только предполагать. Например, свободе. Самый популярный в стране человек - президент - вряд ли позволит себе познакомиться в троллейбусе с улыбающейся своим мыслям пэтэушницей.

F.T.: - Где и как ты по-настоящему отдыхаешь? Дома на диване с пивом, в театре, зоопарке, на ипподроме, в казино, бильярдной, на украинской природе с шашлыком или на Кипре с ананасами?

А.Б.: - Есть под Одессой место, Каролино-Бугаз называется. Двадцать три последних года все летние месяцы я провожу там. Бездельничаю, дичаю. Время "сбора камней". Тех, которые буду разбрасывать зимой, сидя за компьютером над очередной книгой. Почти без преувеличения скажу: мне все равно, что происходит со мной зимой. Можно болеть, сидеть в тюрьме (тьфу-тьфу), можно даже помереть. Но только до первого солнца. До того времени, когда пора уезжать на этот остров. Помешать сгинуть на нем не может ни такая мелочь, как карьера, ни такая огромность, как семья. Именно в это время меня тянет в это место. Как рыбу на нерест. Я не об эротических мотивах, а о некой общей внутренней тяге.

F.T.: - С кем ты по-настоящему отдыхаешь?

А.Б.: - С теми, с кем мне тепло и вольно. Это могут быть давние проверенные друзья, а могут - случайные люди.

F.T.: - Какие праздники любишь, как и с кем их отмечаешь?

А.Б.: - Только Новый год. Отмечаю с семьей. И еще День запаха весны. (Это я сам придумал.) Отмечаю в душе. Пожалуй, есть и еще один праздник: день отъезда на Бугаз. Этот отмечаю в одиночестве, у своего озера.

F.T.: - Твое самое заядлое хобби?

А.Б.: - Собираю только впечатления.

F.T.: - Зачем ты сделал пластическую операцию?

А.Б.: - Слишком долго придется рассказывать. Отошлю к своей книге "Ва-банк. Последний трюк каталы". Название книги сойдет за ответ?

F.T.: - Что осталось в прошлой жизни?

А.Б.: - Из того, чего у меня нет сейчас, - только молодость и возможность не думать о завтрашнем дне.

F.T.: - Самый забавный случай из прошлой и настоящей жизни.

А.Б.: - Да ты что? Это все равно, что спросить филателиста, какую марку из его коллекции он считает самой-самой... Впрочем, сравнение - ни к черту. Потому что филателист, может, и скажет...

F.T.: - А самый страшный случай?

А.Б.: - И этого добра хватает. Сейчас вспомнился один. Чтобы опять не ссылаться на книгу (случай тоже описан), обозначу в двух словах. Уже в нынешней моей жизни, репортерской, случилась история. В начале девяностых, в разгаре бригадного беспредела, несколько ублюдков изнасиловали малолетку - пятнадцатилетнюю девчушку, пришедшую по объявлению в газете устраиваться на работу. Я сделал об этом передачу-предупреждение. Сразу после нее уйма уголовничков, считающих себя Робин Гудами, откликнулась на эфир. Наседали на телекомпанию с требованием дать более подробные приметы негодяев. Я дал только одному. Бывшему дружку-бандиту, обладавшему сказочной силищей (в свое время разорвал наручники), Вовке Шраму. Вскоре Вовка при мне предъявил ошалевшему детенышу на опознание клочок синей человеческой кожи с пупом и татуировкой в виде паутины. Еще через месяц, снимая передачу об одесском морге, я увидел на одном из столов Вовку. Он лежал голый, "валетом" с другим покойником. Я узнал его не сразу, потому что череп его был отпилен наполовину. И широченная грудь его была разворочена, как потом выяснилось - ломом. Кроссовки, в которых я был в морге, я выбросил, потому что обнаружил в протекторе застрявшую плоть. Это вполне могла быть плоть Вовки. А еще через пару недель выяснилось, что та самая малолетка, из-за которой Вовка нажил дополнительных (и, возможно, роковых) врагов, промышляет проституцией...

F.T.: - Старая профессиональная закалка пригодилась в нынешней жизни?

А.Б.: - Конечно. Главное в этой закалке - видеть в людях, в ситуациях скрытые, удаленные планы. Например, понимать не только то, что человек тебе говорит, а и зачем говорит, и что при этом думает, о чем подумает позже. Или как заставить его подумать позже то, что для тебя важно, поступить так, как это надо тебе. И чтобы при этом он был уверен, что действует по собственному усмотрению. Но, если честно, бывшая закалка нагоняет на меня грусть. Тем, что от нее невозможно избавиться. Так кайфово жить лохом! По первому, самому чистому, самому доверчивому плану.

F.T.: - Тебе нравятся экстремальные виды досуга?

А.Б.: - Не нравятся. В свое время экстрим был для меня образом жизни, но только в силу необходимости. А умышленно искать его... Есть в России известный теоретик и практик карточных игр, выпустивший уйму добротных книг о картах, Дима Лесной. Он когда-то в Одессе меня разыскал, и после мы неоднократно пересекались на съемках московских телепередач. Как-то после съемок на РТР президент московского Бридж-клуба Паша Портной повез нас как почетных гостей в клуб. И там я сказал Диме, как почетный гость почетному гостю: "Сравним двух бойцов-каратистов. Один - житель цивилизации, освоивший уйму приемов, тренирующийся по восемь часов в день, поражающий отточенной техникой и чем там еще?.. Растяжкой, например. Другой - японский крестьянин-ниндзя - боец по необходимости, защитник существования своего и близких. Красота поединка ему до одного места. Ему важен только результат. Ткнуть куда надо врага, чтобы остановить его, возможно, и убив. Кто из этих двух персонажей вызывает большее уважение? Конечно, городской каратист. Потому что им движет идея, душевная одержимость. И я подозреваю, что этот японский простолюдин, перебравшись в цивилизацию, перестав опасаться за свою жизнь, вообще похерит свои ниндзевские замашки за ненадобностью. Так что я, Дима, восхищаюсь и преклоняюсь перед твоей преданностью идее. У меня преданности никогда и не было. Была жизненная необходимость. Сейчас, слава Богу, и необходимости нет".

F.T.: - Любишь путешествовать?

.Б.: - На первый взгляд, наивный вопрос. Неужели кто-то ответит "нет"? Но если вглядеться в себя, с некоторых пор - не очень. Путешествия - это, конечно, открытия. Но открытия больше для ума, чем для души. А душа уже знает, в каком месте на земле ей точно хорошо. К счастью, я в этом месте и живу.

F.T.: - Любимая книга.

А.Б.: - Книг любимых нет, есть любимые писатели... И то... Любимый друг - ведь не скажешь. Близкий, еще куда ни шло. А еще правильнее - мои писатели. Это без запинки. Идя от детства: О'Генри, В. Шукшин, Ф. Искандер (без и др.).

F.T.: - Любимый поэт.

А.Б.: - Е. Евтушенко, А. Галич, Л. Филатов.

F.T.: - Можешь процитировать любимые строки?

А.Б.: - Ничего себе задачка - выбрать... Впрочем, у Галича: ...Мы не пели славы палачам, Удержались, выдержали, выжили, Но тихонько, чтобы мы не слышали, Жены наши плачут по ночам. Или у Л. Филатова: ...А кто из нас был кролик, кто питон, Кто жил попыткой веры, кто тщетою, Все выяснится там, за той чертою, Где все мы, братцы, встретимся потом.

F.T.: - Любимый певец.

А.Б.: - Сказал бы - В. Высоцкий. Но сузить его до певца - кощунство. Джо Дасен, может быть.

F.T.: - Певица.

А.Б.: - Никого не выделю. Мог бы сказать, при виде кого на экране телевизора переключаю канал. Да слишком долго перечислять придется. Не переключаю, когда попадаю на тех, кто вызывает доверие. Кому я верю в том, что она выражается, а не самоутверждается. Пугачовой, к примеру, верю. И еще... Зовороженно слушаю француженок Эдит Пиаф и Мирей Матье.

F.T.: - Любимый актер.

А.Б.: - Слишком много. Вся отходящая личностная плеяда актеров, несших свет и тепло. Басов, Леонов, Быковы (оба), Миронов. Зря взялся перечислять. Ну, разве для того, чтобы обозначить направление.

F.T.: - Актриса.

А.Б.: - Тут сложнее. Неелова когда-то очень нравилась. И Проклова.

F.T.: - Любимый художественный фильм?

А.Б.: - "День Сурка".

F.T.: - Любимый напиток.

А.Б.: - Компот. Практически любой, но насыщенный.

F.T.: - В еде ты гурман?

А.Б.: - Да, но только в том смысле, что вкус еды имеет существенное значение. Но самая желанная еда - внятный, прожаренный на огне кусок мяса.

F.T.: - Какое самое экзотическое блюдо довелось попробовать, и где?

А.Б.: - Ничего не вспоминается. Может, потому, что осторожничаю, экспериментируя только с проверенными кухнями.

F.T.: - Любимый автомобиль.

А.Б.: - Опять любимый... Ну как можно любить автомобиль? Считать его сообщником - еще куда ни шло. "Тoyota Camry" мне по душе.

F.T.: - Сам водишь?

А.Б.: - Потому и по душе, что я в нее легко помещаюсь.

F.T.: - Юмор помогает в жизни?

А.Б.: - Только он и помогает. Конечно, если добрый.

F.T.: - Спортом занимаешься?

А.Б.: - Когда-то был в профессиональной волейбольной команде. Ну и теперь поигрываю для души.

F.T.: - Ты болельщик?

А.Б.: - Да. Время от времени.

F.T.: - В каком виде спорта и за какую команду?

А.Б.: - Не имеет значения. Я заболеваю, когда ощущаю кураж поединка.

F.T.: - Животные дома живут?

А.Б.: - Два пуделя. Мальчик и мальчик.

F.T.: - Почему именно пудели?..

А.Б.: - Потому что именно они прибились в зимние вечера ободранными и заросшими. Прибились с интервалом в три года.

F.T.: - Как ты относишься к выражению "питомец становится похожим на своего хозяина, хозяин - на своего питомца?"

А.Б.: - Нормально отношусь. Как и к другим возможным выражениям: жена становится похожей на мужа, муж на жену, подчиненный на начальника и т. д.

F.T.: - Ты считаешь себя самодостаточным человеком?

А.Б.: - Нет. Без близких мне людей - пропаду.

F.T.: - Кто является для тебя главным критиком, к чьему мнению ты прислушиваешься?

А.Б.: - Все, кто это мнение высказывает. Я пишу для людей, и мне их мнение важно. Правда, это не означает, что я буду идти у кого бы то ни было на поводу.

F.T.: - Каким ты видишь свое будущее?

А.Б.: - Любым, но только со своей семьей. И еще. Надеюсь, не замельтешу, не засуечусь под конец.

F.T.: - От чего в жизни ты никогда бы не смог отказаться?

А.Б.: - От возможности жить по душе и от тех, кого люблю.

F.T.: - Главный предмет твоей гордости в жизни?

А.Б.: - Горжусь, что не подвел тех, кто был со мной тогда, когда быть со мной не было никакого резона.

F.T.: - О чем будет следующая книга?

А.Б.: - Там четыреста страниц, а ты хочешь, чтобы я в двух словах. Впрочем, можно и в двух. О том, что меня волнует. Ну и еще там есть кое-какой сюжет.

F.T.: - Можешь кратко сформулировать свою жизненную философию?

А.Б.: - О-хо-хо... Попробую такую формулировочку. Есть смысл жить по душе. Делать не то, что надо, что принято, что положено, а то, что хочется. В таком случае, если ни к чему не придешь, хоть будешь знать, что прожил жизнь так, как хотел. Если же ни к чему не придешь, всю жизнь насилуя себя, утешиться будет нечем.

www.katala.com.ua

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
libo

Баобакару когда бегал, сделал пластику лица.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
alexnec
В 16.09.2016 в 21:35, libo сказал:

Баобакару когда бегал, сделал пластику лица.

Сейчас он медийная личность.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
libo
2 часа назад, alexnec сказал:

Сейчас он медийная личность.

Снимается с зеками в шоу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
alexnec
В 22.09.2016 в 17:56, libo сказал:

Снимается с зеками в шоу.

Снимался, не пошло шоу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


  • Похожие публикации

    • chiko
      Автор: chiko
      Многие дилеры блэкджека, работающие в казино, обращаются с картами с фантастической ловкостью. До того как я всерьез заинтересовался блэкджеком, я считал – так же, как и все мои знакомые, – что дилеры могли бы мошенничать в игре, но не делают этого. Наиболее распространенный довод в пользу этой точки зрения состоит в том, что казино и так имеет преимущество в игре и выигрывает в любом случае. Зачем же казино будет подвергать себя опасности огласки, потери посетителей и, возможно, даже утраты лицензии на проведение азартных игр? Если же речь идет о мошенничающем дилере, работающем в честном казино, имеет ли ему смысл пытаться набить свои карманы, если это может привести к его увольнению? Ответить на эти соображения можно встречным вопросом: «Разве в политике и бизнесе не существует крупномасштабной коррупции? И разве она не преследует те же цели (получение денег) и не связана с теми же рисками (утрата положения или разрешения на осуществление определенной деятельности, огласка и т. п.)? Почему же тогда мир азартных игр должен быть лучше защищен от распространения мошенничества, чем “легальные” виды деятельности?» В последние годы стало широко известно, что за многими из казино, в том числе и крупнейшими из них, стоят известные преступные группировки (такие, как мафия и коза ностра). Лауреат Пулитцеровской премии Эд Рейд и его соавтор Овид Демарис подробно описали эту устрашающую историю в книге «Джунгли зеленого сукна» [55]. Организованная преступность участвует в управлении всем, что есть в Неваде, вплоть до самых высоких уровней. Эту книгу непременно должны прочитать все, кто собирается в Неваду. Другие подробности можно найти в работах [17, 24, 28, 33, 46, 51]. Рейд и Демарис описывают кровопролитные ссоры между бандитами, занимающимися казино. Преступники не только набивают свои карманы за счет «законных» доходов принадлежащих им казино: они умудряются еще и «снимать с них сливки». То есть они регулярно декларируют прибыль, меньшую реально полученной. Уоллес Тернер приводит отчет об их деятельности в серии статей, опубликованных в газете New York Times с 18 по 22 ноября 1964 года. Спрашивается, могут ли члены коза ностра, которые дают взятки государственным служащим, утаивают свои доходы, используют прибыль игорных домов для финансирования преступной деятельности (наркотиков, проституции и контрабанды), которые считают убийство средством разрешения споров, – могут ли эти люди считать недопустимым небольшое шулерство в карточных играх? Может быть, все они приверженцы честной игры? Может быть, их не интересует дополнительная прибыль, которую может дать шулерство, особенно с учетом того, что ни один из миллиона «простаков» не сумеет его заметить – а если и сумеет, ничего не сможет с этим поделать? Прежде чем мы продолжим этот разговор, я хотел бы уточнить масштабы явления. В подавляющем большинстве случаев игры в блэкджек проходят без шулерства. Однако шулерство распространено достаточно широко (по моим оценкам, средний игрок сталкивается с ним приблизительно в 5–10 % случаев), чтобы его можно было считать серьезной проблемой. От обмана может зависеть исход игры – выигрыш или проигрыш. Поэтому важно знать, как можно минимизировать потери, связанные с шулерством. Сначала я был настолько наивен, что верил, будто бы в общем случае игра в блэкджек в казино ведется честно. Убедиться в обратном мне пришлось на собственном, весьма болезненном, опыте. И первый из таких случаев не заставил себя долго ждать. Нокаутирующий дилер: как упрямый специалист потерял за один вечер 20 000 долларов
      Как-то раз, когда мы испытывали мою систему в Неваде, мистер X отправился поиграть в одиночку по стратегии подсчета десяток. На следующее утро он рассказал мне, что играл восемь или десять часов подряд в одном из больших отелей. В достаточно благоприятных ситуациях он ставил по пятьсот долларов, то есть по максимуму, разрешенному в этом заведении, и за несколько часов смог выиграть 13 тысяч долларов. После этого отель вызвал местного «нокаутирующего» дилера – шулера, к услугам которого прибегали специально, чтобы избавляться от чересчур успешных игроков. Ее шулерский прием состоял в следующем: дилер подглядывала верхнюю карту колоды, когда ей нужно было прикупать к своей собственной руке. Если верхняя карта ей нравилась, она (честно) сдавала ее себе. Если же карта ей не нравилась, она сдавала себе карту, лежащую следующей после верхней, так называемую «вторую». Даже не зная, какой именно была вторая карта, она в половине случаев получала более выгодную по сравнению с верхней карту. Мистер X упрямо продолжал играть, надеясь, что он все равно сумеет обыграть шулера. Шулер участвовала в игре по 40 минут за раз. После этого она отдыхала 20 минут, и в это время игра шла честно. Мистер X надеялся, что за эти 20-минутные промежутки он сможет выиграть больше, чем проиграет шулеру за 40-минутные. Однако он допустил одну роковую ошибку. Играя против «нокаутирующего» дилера, он продолжал делать крупные ставки вместо того, чтобы уменьшать их до нескольких долларов и дожидаться смены дилера. Поэтому его проигрыш оказался слишком велик. За следующие несколько часов он проиграл 20 тысяч долларов, лишившись своего выигрыша 13 тысяч и потеряв еще 7 тысяч сверх того. Когда мистер X пожаловался владельцу заведения, который руководил работой нескольких крупных казино, тот объяснил, что только накануне некий (мифический?) техасец выиграл 17 тысяч долларов и казино не могло позволить себе дальнейшие проигрыши. Дама червей
      Поскольку мне очень хотелось научиться защищаться от шулерства, на следующее утро я отправился именно в это казино в сопровождении мистера Y. Мистер X описал нам внешность «нокаутирующего» дилера: это была довольно худая женщина лет сорока с мрачным выражением лица, брюнетка с пробивающейся в волосах сединой. Я купил в кассе фишек на тысячу долларов и занял место за первым попавшимся столом. Я поставил 30 долларов; дилер сдала одну карту мне и одну себе. В тот момент, когда она сдавала мне вторую карту, к ней подбежал инспектор зала, остановил ее, взял у нее карты и велел другому дилеру занять ее место. Новым дилером оказалась довольно худая женщина лет сорока с мрачным выражением лица; в ее черных волосах пробивалась седина. Мне пришла пара восьмерок, у дилера была открыта тройка. Я разделил восьмерки и получил две руки с суммами 20 и 18. Закрытая карта дилера оказалась десяткой. Мы с мистером Y следили за действиями дилера и увидели, как она, держа колоду торцом вверх, слегка отогнула верхнюю карту, чтобы подсмотреть ее. Мы тоже увидели эту карту – это была дама червей. С этой картой у нее получился бы перебор, поэтому она сдала себе вторую карту. Она оказалась восьмеркой, сумма дилера стала равна 21, и она забрала наши 60 долларов. Рассерженный мистер Y подробно описал вслух то, что она проделала. Она покраснела и потупилась, но ничего не сказала и делала вид, что не слышит наших возмущенных протестующих криков. Подошедший к столу инспектор тоже не проявил никакой реакции. Мы ничего не могли поделать: никаких доказательств ни у нас, ни у нее не было. Мы ушли из этого казино, лишившись своих денег, но приобретя ценный опыт. После этого случая и до написания этой главы я предпринял несколько исследовательских экспедиций для изучения шулерства. Я играл в большинстве крупных казино Лас-Вегаса и Рино по нескольку минут (если я сталкивался с шулерством) или по нескольку часов подряд, ставя от одного до 125 долларов. Шулерство встречалось мне так часто, что я смог классифицировать и научиться распознавать около дюжины наиболее распространенных приемов. Шулерство можно встретить и в роскошных крупных казино, и в мелких заведениях на задворках. Шулерство используется при игре со ставками любых размеров, начиная от 25 центов! Во многих других случаях поведение карт бывало столь странным, что я подозревал нечестную игру, хотя мне и не удавалось увидеть, как дилер сдает вторую карту (поймать на этом умелого дилера бывает чрезвычайно трудно). К счастью, и в поездке в Рино и на озеро Тахо, и в первой поездке в Лас-Вегас (в которую я отправился четыре месяца спустя) меня сопровождали люди, способные играть по стратегии подсчета десяток, умевшие замечать и разоблачать шулерство дилеров и терпеливо обучавшие меня всем способам мошенничества, используемым дилерами. Более того, поскольку каждый из них вложил в игру свои деньги, они всегда были рядом со мною и внимательно следили за игрой. Я хочу подчеркнуть, что описанные здесь случаи шулерства взяты из моего личного опыта. Я не берусь утверждать, что они заведомо типичны. Для среднего игрока вероятность столкнуться с шулерством несомненно ниже, чем для хорошо известной «основной мишени» вроде меня. Кроме того, она, вероятно, может варьироваться в зависимости от политических изменений, руководства и владельцев каждого конкретного казино, размера ставок, времени суток и личности дилера. Иногда честное казино, само того не подозревая, может принять на работу бесчестного дилера. Такой дилер может обманывать свое собственное заведение, подстраивая крупные выигрыши своих сообщников. Если администрация заведения регулярно проверяет отчетность, она может заметить, что у такого дилера часто случаются необычайно проигрышные смены. Самое логичное, что может сделать дилер, чтобы избежать разоблачения, – это мошенничать в игре с другими игроками и покрыть недостачу за их счет. Кое-кто называет такого дилера «Робин Гудом». Я хочу подчеркнуть, что вовсе не утверждаю, будто бы шулерство более или менее распространено в одних или других районах Невады. Кроме того, я полагаю, что проблема шулерства не настолько серьезна, чтобы из-за нее стоило вовсе отказаться от игры. Однако любой игрок в блэкджек должен незамедлительно изучить некоторые элементарные способы, которые могут использовать в игре мошенники. К сожалению, следует сказать, что это справедливо и в отношении других карточных игр, в которые играют как в казино, так и частным образом. Я слышал от заслуживающих доверия людей, что за первые пять лет своей работы Совет штата Невада по контролю за азартными играми закрыл более 20 казино за шулерство. Эти случаи не предавались особенной – или вовсе никакой – огласке (за исключением публикации [71]), и такие казино обычно вскоре открывались снова под управлением новой администрации. Уровень шулерства может колебаться от нуля до 90 % в зависимости от того, в какой части света вы играете. Сходным образом варьируется и объем помощи, которую игрок, столкнувшийся с шулерством, может получить от властей, – от нулевого до весьма существенного. Прежде чем вы начнете играть в том или ином месте, может быть полезно изучить имеющиеся там условия. Существуют десятки шулерских приемов, используемых в карточных играх вообще и в блэкджеке в частности. В этой работе мы можем привести лишь общее описание самых распространенных из них, основанное на моем личном опыте игры в казино. Крапленые карты
      Одна из основных шулерских методик состоит в следующем: в определенные моменты игры дилер узнает, какая карта лежит в колоде верхней, и, если это ему выгодно, сдает вместо нее вторую сверху карту. Чтобы узнавать карты по рубашке, проще всего заранее пометить их какими-либо условными знаками, соответствующими их достоинству. Колоду таких карт называют «крапленой». Ежегодно производятся миллионы крапленых колод, которые легко заказать по почте у фирм-поставщиков, специализирующихся на шулерских приспособлениях. Их также можно найти в большинстве магазинов оборудования для фокусов. В продаже имеются колоды всех наиболее распространенных стандартных марок. То, что колода была изготовлена известным производителем, не гарантирует, что использовать ее в игре безопасно; кто-нибудь вполне мог «пометить» уже готовые карты. Например, кто угодно может купить за вполне символические деньги специально предназначенные для этого краски и кисти. Читатель может найти подробное описание методов крапления карт, изображения крапленых карт и некоторых стилей крапа в работах [15, 21, 22, 36, 53, 58, 66]. В некоторых из этих публикаций также приведены фотографии, иллюстрирующие технику сдачи второй карты (описанную ниже). Один раз, когда я играл, ставя от 2 до 20 долларов, рядом со мной стоял специалист, который должен был защищать меня от возможного шулерства. Вскоре после начала игры использовавшуюся колоду изъяли и заменили на новую. Я попросил оставить мне на память прежнюю колоду. На самом деле я хотел проверить, не помечена ли она. Хотя я настаивал именно на этой колоде, сотрудники казино отказались отдать ее мне и, после долгих и утомительных поисков, выдали мне другую колоду. Она была в гораздо лучшем состоянии, чем та, с которой казино отказалось расстаться. Мне это показалось подозрительным, но я продолжил играть с новой колодой, и, поскольку я выигрывал, хотя и в умеренных масштабах, – выгодные для меня ситуации шли невероятно плотной чередой, – мои подозрения постепенно рассеялись. Примерно через полчаса я остановился, и мой друг сказал мне, что я играл с крапленой колодой. По его словам, оба дилера, против которых я играл, начинали сдавать вторые карты при каждой необходимости, как только ставки поднимались до 10 долларов или выше, но не делали этого в других случаях. Мне немедленно вспомнился один странный случай. Одна из карт застряла в колоде уголком. Чтобы ее высвободить, дилеру пришлось резко дернуть кистью руки. Видимо, эта карта была «второй» и застряла, потому что ее удерживали карты, находящиеся выше и ниже ее в колоде. Мой друг сказал, что не стал вытягивать меня из игры, потому что я все равно выигрывал. Я действительно смог кое-что выиграть, но мой выигрыш был лишь малой частью того, что я мог бы получить в тех исключительно выгодных ситуациях, которые возникали в этой игре. Многие дилеры, сдающие вторые карты, имеют привычку «подергивать» рукой, в которой они держат колоду, когда раздают. Это не дает картам застревать в колоде, как в описанном выше случае. Поэтому, если вы видите дилера, который без особых на то оснований использует этот жест, у вас могут быть сильные основания подозревать, что этот дилер может сдавать вторые карты. Один из мошенничающих дилеров, которого могли вызывать в казино в любое время дня и ночи, показал мне новаторский метод крапления карт. Он проводил ногтем большого пальца по верхнему краю тузов и десяток со стороны рубашки. При этом он не царапал карты, а лишь немного закруглял их кромку; мы с несколькими моими друзьями пытались разглядеть метки и убедились в том, что после этой операции помеченные карты ничем не отличались с виду от прочих карт колоды. Однако, если такую колоду повернуть под некоторым углом к свету, кромки помеченных карт будут поблескивать – ровно настолько, чтобы опытный глаз смог их отличить. Свет должен отражаться от колоды под определенным углом, так что, когда дилер видит этот блеск, никто другой из участников игры увидеть его не может. Этот дилер утверждал, что Совет по контролю за азартными играми несколько раз конфисковывал у него помеченные таким образом колоды и изучал их сильно увеличенные изображения, которые проецировали на стену, – но так ни разу и не нашел никаких меток. Некоторые люди засыпают с мыслями о своей работе, о своих акциях или о своей семье. Математики засыпают с мыслями о задачах высшей математики. Некоторые просто считают овец. Но, как признался этот дилер, они с друзьями засыпают, думая о том, «как бы еще их обжулить». Подглядывание
      Недостаток крапленых карт состоит в том, что они могут стать вещественным доказательством, которое можно использовать в суде. Значительно чаще дилер узнает, какая карта лежит верхней в колоде, другим методом, который к тому же можно использовать с любой колодой: он просто смотрит на лицевую сторону этой карты. Это называется подглядыванием. Умелый дилер может подглядеть верхнюю карту на глазах у полного стола игроков, почти не рискуя, что кто-нибудь его на этом поймает. Предположим, что один из игроков перебирает. Дилер собирает его фишки и карты. Обычно он делает это обеими руками. Если в левой руке он держит колоду, то, когда он вытягивает эту руку вперед, она естественным образом поворачивается так, что колода оказывается перевернута нижней картой вверх. Попробуйте выполнить это движение и задержите левую руку в таком частично вытянутом положении. Теперь вытяните правую руку и слегка отогните вниз правый задний угол карты. Обратите внимание, что, хотя вы можете определить достоинство этой карты по видной вам части ее лицевой стороны, никто из игроков, сидящих за столом напротив вас, этой части не видит. Разумеется, в реальной игре никто не станет отгибать углы карт второй рукой. Однако ловкий дилер может быстро и незаметно сделать это той же рукой, в которой он держит колоду. К счастью, многие – а то и большинство – из шулеров, по-видимому, гораздо менее искусны в подглядывании, чем в сдаче вторых карт. Если внимательно за ними следить, их часто можно поймать на подглядывании. Если у вас возникают подозрения, вы можете использовать один метод, который часто позволяет обнаружить подглядывание или вынудить дилера прекратить его. Если дилер подглядывает, его взгляд должен останавливаться на той карте, которую он подглядывает, – если только он не использует зеркала. Когда один человек садится играть, другой встает у него за спиной (как мы увидим ниже, когда будем обсуждать сдачу вторых карт, наблюдателю выгоднее стоять, чем сидеть) и следит за глазами дилера. Каждый раз, когда дилер бросает взгляд на колоду, наблюдатель тоже опускает на нее взгляд, чтобы увидеть, возможно ли в данном случае подглядывание, а затем продолжает наблюдать за глазами дилера. Кроме того, наблюдатель должен смотреть на колоду при сдаче каждой карты. По моему опыту, эта методика оказалась чрезвычайно эффективной. Некоторые дилеры настолько пугаются возможного разоблачения, что становятся напряженными и нервными, утрачивают ловкость и попадаются еще быстрее. Другие в такой неуютной ситуации просто перестают мошенничать. Упомянутое выше зеркало – это маленькое потайное зеркальце, в котором дилер может видеть лицевую сторону карт до того, как он их раздает. В качестве такого зеркала может использоваться, например, кольцо, чашка курительной трубки или полированная кромка денежного лотка [53]. Простой домашний опыт
      Предположим, что дилер может подсматривать и сдавать вторые карты, когда ему угодно. Следующий простой домашний опыт демонстрирует то огромное преимущество, которое он получает в этом случае. Играя за дилера, раздайте карты одному игроку (который даже может быть воображаемым) и самому себе. Пусть игрок играет по базовой стратегии. Просматривайте все карты, которые вы сдаете игроку или себе. Легче всего просто сдавать карты из колоды, перевернутой лицевой стороной вверх, и оставлять их на столе открытыми. Если вы предпочитаете не сдавать очередную карту, сдавайте вместо нее следующую за ней «вторую». Принятие этого решения требует некоторого размышления. Когда вы почувствуете, что научились правильно оценивать ситуацию, начните делать в каждой раздаче исходные ставки по одной фишке. Запишите результаты розыгрыша ста раздач. Перетасовывайте колоду по мере надобности. Я разыграл сто раздач против игрока, использующего базовую стратегию. Игрок выиграл 9 единиц, а дилер – 110. Суммарное преимущество дилера увеличилось до головокружительного уровня +101 %. Сравните эту цифру с ожидаемым результатом для ста раздач в честной игре, приведенным в таблице 3.6. Сдача вторых карт
      Сдача вторых карт – это главное оружие буквально миллионов карточных шулеров по всему миру. Мастерское исполнение этого приема позволяет сделать его обнаружение практически невозможным, даже для специалистов. Подобные фокусы и манипуляции картами были хорошо разработаны еще в XVI веке. Об этом можно прочитать в книге Джироламо Кардано [50], бывшего, возможно, самым искусным игроком своего времени. Он рассказывает о невероятной ловкости и приемах Далмагуса (или Далматуса) и Франческо Сомы. Один из методов обнаружения – по звуку, который издают раздаваемые карты, – как правило, бывает непригоден в обычно шумной обстановке казино. Он основан на том, что, когда сдают вторую карту, она трется о соседние обеими своими сторонами, а верхняя карта – только нижней поверхностью. Поэтому при сдаче второй карты обычный шорох перемежается несколько более скребущим звуком. Разумеется, и сами эти звуки, и различия между ними обычно бывают очень негромкими, и услышать их можно только в тишине. Чтобы составить себе очень приблизительное представление о технике сдачи вторых карт, возьмите карточную колоду в левую руку, как если бы вы собирались раздавать. Теперь расположите колоду следующим образом. Левый передний угол колоды должен упираться в сгиб второго сустава указательного пальца. Кончик этого пальца должен чуть выступать над передним краем колоды (это позволяет предотвратить смещение третьей карты при сдвиге второй). Левый задний угол колоды должен быть надежно зафиксирован ладонью. Третий, четвертый и пятый пальцы должны проходить под колодой и загибаться вокруг ее правой стороны. Их кончики также должны слегка выступать над верхней стороной колоды. Большой палец должен удобно лежать на верхней карте колоды, ближе к ее переднему краю. Сдвиньте им верхнюю карту влево, скажем, на сантиметр или полтора. Такое расстояние используется исключительно для наглядности: опытный шулер сдвигает верхнюю карту влево (или вниз, если он использует один важный альтернативный вариант) на чрезвычайно малую величину. Если вы правильно держите колоду, остальные карты при этом не должны сдвинуться. В результате покажется угол второй карты. Сдвиньте вторую карту вперед и вправо большим пальцем правой руки, поместив его на этот угол, приблизительно так же, как при обычной раздаче. Когда она несколько выйдет из колоды, захватите ее большим и указательным пальцами и сдайте обычным движением. Приблизительно одновременно с этим верните верхнюю карту в исходное положение, сдвинув ее большим пальцем левой руки. Если вы правильно держите колоду, в течение всей этой процедуры сдвигаются только верхняя и вторая карты. Правильное расположение третьего, четвертого и пятого пальцев предотвращает смещение карт, расположенных после второй, при ее вытягивании. Таким образом, по завершении сдачи второй карты колода выглядит как обычно. Это не та техника, которую используют специалисты, но она должна дать вам некоторое представление о том, как работает сдача второй карты. Если вы используете карты с рубашками без полей, вы можете заметить, что при сдаче второй карты правое поле верхней карты остается практически неподвижным. Однако при сдаче верхней карты правое поле второй остается полностью или частично закрытым до тех пор, пока сдаваемая карта не будет окончательно отделена от колоды. Поэтому, чтобы заметить сдачу вторых карт из колоды с полями, можно наблюдать сверху за этим правым полем (то есть левым полем, если смотреть с той стороны стола, с которой сидят игроки) и следить за тем, насколько сильно это поле сдвигается при сдаче карты. Чтобы защититься от такой проверки, многие дилеры, сдающие вторые карты, используют колоды без полей. Однако их используют и во многих честных казино; поэтому сам факт отсутствия полей на рубашках карт ни в коем случае не говорит об использовании шулерских приемов. Чтобы игроку было еще труднее заметить сдачу вторых карт, дилер обычно слегка приподнимает передний край колоды так, чтобы игрок видел только ее торец. В таком случае наличие или отсутствие полей уже несущественно, так как во время раздачи карт их рубашки совершенно не видны игроку. Дилеры часто поднимают передний край колоды настолько высоко и держат колоду так близко к груди, чтобы рубашка верхней карты была не видна стоящим рядом досужим зрителям. В таком положении кто угодно может сдавать вторые карты, не опасаясь разоблачения. Если вы хотите попробовать повторить этот прием, попросту немного сдвиньте верхнюю карту вниз, сдайте вторую карту, вытянув ее вперед и вверх, и верните верхнюю карту на место. Наверное, самые популярные из лишенных полей карт, используемых сейчас в казино, – это знаменитые колоды марки «Bee» с рубашкой № 67. Узор рубашки состоит из закрашенных ромбов, разделенных диагональными прерывистыми белыми полосами. Кажется, что этот рисунок оказывает ослепляющее или дезориентирующее воздействие на зрение непривычного наблюдателя; его использование, по-видимому, еще более затрудняет обнаружение сдачи вторых карт. Если дилер применяет дергающее движение кисти, такой узор еще эффективнее скрывает сдачу второй карты от наблюдателя. «Заряженная» колода: подбор с чередованием
      Однажды, когда я исследовал разные казино с целью изучения реально применяемых на практике шулерских методов, я обнаружил игру нового типа. Правила в основном совпадали со стандартными, за исключением того, что игра велась на четырех колодах, перетасованных вместе. Кроме того, карты раздавали из шуза. Это был черный пластмассовый ящик, открытый сверху. Все четыре колоды перетасовывали и укладывали в ящик длинными сторонами карт книзу. Внизу торцевой стенки ящика была сделана прорезь, а вверх от нее отходил небольшой овальный вырез. Через этот овал была видна рубашка очередной карты. Когда дилер раздавал карты, он вводил в овал большой палец правой руки и сдвигал каждую следующую карту вниз, вынимая ее из ящика через прорезь. Эта игра казалась идеальной для применения стратегии подсчета десяток, так как такое большое количество карт должно значительно уменьшать колебания выгодности между раздачами (вызванные влиянием карт, разыгранных ранее) по сравнению с игрой в одну колоду. Поэтому при игре с крупными ставками размеры ставок могут увеличиваться и уменьшаться в значительно меньшей степени. За полчаса игры, в течение которых я ждал появления выгодных ситуаций, я убедился в правильности своих предположений. Когда серия благоприятных ситуаций наконец началась, я перешел от дежурной ставки в один доллар к диапазону от 5 до 25 долларов. С этого момента и до конца четырех колод шла длинная и устойчивая череда выгодных ситуаций. Я выиграл около восьмидесяти долларов. За следующие два или три часа игры случилось еще несколько подобных серий выгодных ситуаций, которые дали аналогичные результаты. В общей сложности я набрал приблизительно сто шестьдесят долларов выигрыша. Мой друг, профессиональный игрок, наблюдавший за моей игрой, решил, что мне здесь ничего не грозит, и отошел от стола. Однако вскоре нам пришлось расплатиться за такую утрату бдительности. Через непродолжительное время за мой стол пришел дилер, против которого мне раньше играть не приходилось. Несколько минут спустя четыре колоды стали благоприятными. Но на этот раз я проигрывал почти все ставки. К тому моменту, когда в колодах закончились карты, я проиграл двести пятьдесят долларов. Я заподозрил неладное и стал внимательно следить за действиями дилера. В принципе, он мог сдавать из шуза вторые карты. Но как ему удавалось распознавать верхние? Подглядывание казалось невозможным; таким образом, использование зеркал тоже было исключено. Крапленые карты? Я стал следить за взглядом дилера, но он ни разу не взглянул на ту часть рубашки, которая была видна сквозь овальное отверстие. В течение нескольких следующих раздач состояние колод было средним, так что я вернулся к своим дежурным однодолларовым ставкам. Однако я все равно проигрывал почти каждую ставку! Я стал считать и выяснил, что из 26 ставок я проиграл 24, одну сыграл вничью и одну выиграл! Вероятность случайного проигрыша 24 из 26 ставок составляет около 1:20 000 000. Я не верил своим глазам. Неужели я настолько устал, что утратил способность считать? На всякий случай я стал подсчитывать выигрыши и проигрыши следующей серии раздач, составляя маленькие стопки фишек. Я действовал настолько открыто, что дилер не мог не заметить моего поведения. Я хотел проверить, изменит ли он свою тактику. Он ее не изменил. Из следующих 14 ставок я проиграл 12, одну свел вничью и одну выиграл. Вероятность проигрыша по меньшей мере 36 ставок из 40 приблизительно равна одному к 3000 миллиардов! Я ничего не понимал: как ему это удавалось? Потом я заметил одну странную вещь. Когда дилер подбирал со стола свою выигравшую пару десяток, он всунул между ними мелкую карту из моей руки. Случайность? Вскоре я убедился, что отыгранные карты складывались с чередованием крупных и мелких. Тогда я стал следить за тем, как они появляются на раздаче. Шесть игроков, сидевших за столом, открыли свои карты: у всех на руках было (10, 3), (10, 2), (10, 6), (9, 5) и т. п. Я вышел из игры и стал наблюдать за ма́стерской работой дилера. Он подбирал отыгранные карты так быстро и плавно, что заметить, что он при этом перемежает крупные и мелкие карты, было почти невозможно. Тасуя карты, он сохранял их порядок (ложная перетасовка, которая выглядит как настоящая, но не изменяет взаимного расположения карт, – это один из стандартных инструментов карточного шулера). Когда он раздавал, ему даже не нужно было подглядывать или использовать крапленые карты. Он и так знал, где лежат какие карты – именно там, куда он их «зарядил». Это казино быстро и безжалостно расправилось с моей начальной полосой «везения». Я решил выяснить, организована ли такая игра администрацией казино. Я заметил, что этот дилер обычно играл за тем столом, за которым шла самая крупная игра. Кроме того, другие дилеры были по большей части менее умелыми. Казалось вероятным, что они «не в курсе дела». И действительно, когда я делал ставки по одному доллару за их столами, со мной играли честно, а дилер, «заряжавший» колоду, работал в другом месте. Чтобы проверить свои умозаключения, я завязал беседу с несколькими дилерами. Я спросил, случалось ли в последнее время в их заведении кому-нибудь выигрывать по-крупному. Некоторые дилеры припомнили одного такого игрока, бывшего у них на прошлой неделе (другие не вспомнили никого). Этот человек якобы выиграл пятьсот долларов. Я предположил, что он играл недолго и делал довольно крупные ставки. И действительно, дилеры сказали, что он ставил по 25 и 50 долларов (и по сто в случаях удвоения ставки или разделения пары) и играл очень непродолжительное время. Значит, его выигрыш соответствовал 20 долларам при ставках по одному и два доллара. Ему просто повезло, и к тому же, он, вероятно, успел выйти из игры прежде, чем до него успел добраться «главный калибр» этого казино. Впоследствии я узнал, что подбор с чередованием крупных и мелких карт используется во многих казино. Вы можете поставить опыт, который продемонстрирует силу этой методики. Пусть тузы, десятки и девятки считаются крупными картами, а карты от двойки до семерки – мелкими. Отложите две восьмерки к крупным картам, а оставшиеся две – к мелким. Соберите карты в колоду так, чтобы после каждой мелкой карты следовала крупная, а за ней – еще одна мелкая. Начните раздавать карты воображаемому игроку и себе, то есть дилеру. Раздавайте так, чтобы игрок получал две мелкие карты, а дилер – две крупные. Если колода начинается с мелкой карты, такая ситуация возникает автоматически. Если же первой в колоде лежит крупная карта, вы можете сдать игроку вторую. При таких условиях дилер выигрывает почти все раздачи. Если вы обнаружите в реальной игре «заряженную» колоду, немедленно выходите из игры. «Заряженная» колода: «лесенка» из семи карт
      Как-то днем я играл один на один с дилером и ставил от десяти до ста долларов. После розыгрыша трех или четырех колод я заметил, что в начале каждой колоды дилеру приходят две руки, одна из которых равна 21, а вторая 20. Что еще удивительнее, его 21 очко каждый раз состоит из туза пик и одной и той же десятиочковой карты – дамы треф. Рядом со мною стоял Майкл Макдугалл, специальный расследователь невадского Совета по контролю за азартными играми и один из лучших в мире специалистов по разоблачению карточных шулеров, работавший со мною на правах частного лица. Оставшаяся часть этой главы написана по материалам нашей с ним поездки, предпринятой через девять месяцев после событий, описанных в главе 5. Мы играли в нескольких десятках главных казино Невады по 12 часов в сутки на протяжении 8 дней. Макдугалл сказал мне, что дилер «зарядил» в колоду такую последовательность карт: 7, 8, 9, 10, 10, В, Д, К, Т. Эта последовательность осталась ненарушенной при перетасовке. Один из стандартных приемов карточных шулеров позволяет им перетасовывать колоду несколько раз подряд так, что определенные группы карт остаются нетронутыми. Из этой последовательности был сделан «мостик»: для этого карты слегка сгибают вдоль по центральной линии, так что, когда карта лежит на столе, ее середина не касается его поверхности. Дилер заложил свою последовательность в середину колоды и предложил мне снять. Ничего не подозревающий игрок обычно снимает колоду так, что карты «мостика» оказываются на самом ее верху. Вы можете убедиться в этом, проделав эту операцию самостоятельно. Вернемся к нашему рассказу. После того как я снял колоду и семерка оказалась верхней картой, раздача пошла следующим образом: мне пришла восьмерка, дилеру – девятка, мне – десятка, дилеру – десятка. У него оказалось 19 очков, а у меня – 18. На следующей раздаче мне пришел валет, дилеру – дама, затем мне – король, а дилеру – туз. Его блэкджек выиграл против моих 20 очков. Собрав эти карты после розыгрыша, дилер убрал их в колоду в той же последовательности. После перетасовки колоды ситуация повторилась. Читатель может легко убедиться, что эта же «заряженная» колода столь же эффективно работает против двух или трех игроков. В этом конкретном казино дилер, уходящий из-за стола, убирал колоду к себе в карман. Приходящий новый дилер приносил с собой свою колоду. Мы выяснили, что во время перерывов дилеры вставляли в свои колоды такие «лесенки». Говорят, что «лесенку» изобрел некий дилер из Ньюпорта, штат Кентукки, который был столь горд своим достижением, что собирался взимать с казино, использующих его изобретение, авторские отчисления. В соответствии с близкородственной и гораздо более невинной на вид схемой «зарядки» колоды (которая сейчас вышла из моды) розыгрыш колоды начинают с последовательности десяток. В первом туре игры у всех участников оказывается по 20, и розыгрыш заканчивается ничьей с дилером. Однако дальнейшая игра идет с колодой, бедной десятками. Результат получается таким же, как в случае изъятия из колоды нескольких десяток еще до начала игры. Техника перетасовки, используемая для сохранения «лесенки», может быть применена и в других случаях, чтобы убедить наблюдателя в том, что дилер действительно перетасовывает колоду, а не имитирует перетасовку. Дилер может даже подравнивать колоду после каждой перетасовки. Таким образом можно сохранить довольно длинную последовательность чередующихся крупных и мелких карт. Мне как-то случилось недолгое время играть против одного алчного дилера, блондинки, которая сохраняла таким образом пачку из 20 чередующихся карт. Когда я указал ей на эту пачку, она отказалась перетасовать карты и разрушить эту последовательность. В казино часто можно увидеть пустой стол для блэкджека, за которым дилер ожидает клиентов. На таком столе обычно бывает разложена колода карт лицевой стороной вверх. Считается, что это позволяет игроку увидеть, что в колоде присутствуют все карты. Когда колоду только что распечатали и карты лежат по порядку, действительно легко заметить, если каких-то карт недостает. Однако если колода уже была перетасована, увидеть это бывает совсем не просто. И как только игрок садится за стол, дилер собирает карты, тасует их и начинает игру; таким образом, игрок не успевает проверить колоду. Майкл Макдугалл заметил, что, стоя на некотором удалении от такого пустого стола и изучая карты издали, можно обнаружить заготовленные в колоде «лесенки», ожидающие игрока. Мы зашли в одно казино, бывшее у нас на подозрении. На первом же столе, к которому мы подошли, мы увидели «лесенку». Мы поставили один доллар. Дилер предложил снять колоду, даже не позаботившись перетасовать ее. Как и следовало ожидать, в снятой колоде «лесенка» оказалась наверху, и дилер сначала набрал 20 очков, а в следующей раздаче – 21. Мы сказали дилеру, что знаем, как он использовал шулерский прием с «лесенкой», и дилер радостно рассмеялся – он был горд своим мастерством и счастлив, что его наконец кто-то оценил [37]. «Якорщики»
      В одном из крупных отелей на Лас-Вегас-Стрип, казалось, совершенно не было шулерства. После того как я выиграл за два часа пару сотен, ставя от пяти до пятидесяти долларов, один из инспекторов зала в шутку спросил, как работает моя система. Макдугалл сказал ему: «Как лифт – то вверх, то вниз». Поскольку инспектор был настроен дружелюбно, а у нас оставалось все меньше мест, в которых мы могли играть, мы решили использовать в этом отеле следующую тактику. Мы ставили от 5 до 50 долларов и играли до выигрыша 200 долларов и не более 45 минут подряд. Это достаточно небольшое время игры, после которого я мог полностью восстановить свои силы, потраченные на напряженный подсчет карт, освежиться и отдохнуть. А если мы останавливались на двухстах долларах, такой выигрыш был сравнительно невелик на фоне обычных колебаний удачи и мог показаться простым везением. Читателя может удивить контраст между такими скромными, небольшими ставками и цифрами, приведенными в отчете о наших испытаниях в главе 5. Дело в том, что между этими двумя моментами условия игры в Неваде изменились самым радикальным образом. В этой поездке мы выяснили, что выигрывать более 250–500 долларов или делать даже единичные ставки свыше 50–100 долларов могло быть небезопасно. Казино было радо нашим нескольким следующим посещениям. Мы обыграли его восемь раз подряд. На девятый раз, в разгар нашей работы над очередным выигрышем, инспектор зала отозвал нашего дилера и что-то ему сказал. Мой друг Макдугалл услышал, как дилер ответил: «Ладно, так с ним и сделаю». Когда дилер вернулся к игре, мы спросили его, что это он собирается со мной сделать. Он только улыбнулся. Мы пристально уставились на руки и глаза дилера. Он не делал ничего подозрительного. Озадаченные, мы продолжали играть, следя за ним. Через несколько минут в проходе за нашим рядом столов для блэкджека появился некий ничем особо не примечательный человек. Он стремительно пробегал мимо нашего стола, как вдруг инспектор зала свистнул. Человек резко повернулся на каблуке и уселся за стол справа от меня. Я уменьшил свои ставки и стал ожидать развития событий. Мы немедленно заметили, что дилер, возможно, начал подглядывать в карты, но по-прежнему не сдавал вторых. Прежде чем новый игрок решал, прикупать ему или остановиться, он заглядывал в глаза дилеру. Я пытался увидеть его карты после окончания розыгрыша каждой ставки, чтобы понять, следует ли он какой-нибудь логической стратегии. Но либо он бросал свои карты лицевой стороной вниз, либо их сразу забирал дилер, и мне удавалось увидеть только их рубашки. Наконец в двух случаях я все-таки смог заглянуть в карты своего соседа. В одном из них он остановился на жестких восьми, а в другом прикупил к жестким 19! Дальнейшее наблюдение подтвердило, что дилер подглядывает. Если он хотел, чтобы верхняя карта попала ко мне, он давал новому игроку (так называемому «якорщику») знак остановиться. Если же он не хотел сдавать мне верхнюю карту (например, если я удвоил ставку, а он видел, что эта карта была девяткой или десяткой), «якорщик» получал команду прикупать. Наличие такого «якорщика» избавляет дилера от необходимости сдавать вторые карты. А при использовании крапленых карт и подглядывание становится ненужным. По моему поведению, сформировавшемуся в силу долгой привычки, дилер легко мог предположить, собираюсь ли я удваивать ставку, прикупать, останавливаться или разделять пару. Поэтому для игры в блэкджек в казино полезно освоить непроницаемое, «покерное» выражение лица. Есть и более легкий способ борьбы с «якорщиками»: даже не смотреть на свои карты, пока до вас не дойдет очередь. Тогда вы при всем желании не сможете ничего выдать дилеру, использующему помощь «якорщика». Мы переместились за другой стол, наиболее удаленный от того, за которым мы играли до этого. Я занял место, справа от которого уже сидел другой игрок, занимавший таким образом будущее место «якорщика». Дилер снова получил свои инструкции, и якорщик стал терпеливо ждать своей очереди. Несколько минут спустя игрок, сидевший справа от меня, встал из-за стола, и на его место уселся «якорщик». Мы ушли. Это казино нас больше не привлекало [35]. В альтернативном варианте «якорщик» может занимать место справа от дилера и также прикупать или останавливаться по его сигналу. Это позволяет дилеру, очередь которого наступает следующей, сдавать себе более выгодные карты. Таким сильным картам дилера проигрывает весь стол, в то время как в первом случае использования «якорщик» игра портится только для одного игрока. «якорщики» встречались нам еще несколько раз в других казино. Судя по их обилию, в Неваде, не имеющей выхода к морю, должно быть больше «якорей», чем в любом другом штате. Необоснованное подсматривание
      Когда открытой картой дилера оказывается десятка, он немедленно проверяет свою закрытую карту, чтобы узнать, не пришел ли ему блэкджек. Если открытая карта – туз, дилер сначала спрашивает игроков, хотят ли они взять страховку (если страховка вообще предусмотрена правилами игры), и лишь после их решения проверяет закрытую карту. При любой другой открытой карте у дилера нет никаких оснований проверять закрытую карту, пока до него не дойдет очередь в игре. Мне несколько раз встречались дилеры, которые проверяли свои закрытые карты при открытом тузе, еще не предложив игрокам взять страховку. После этого они пытались повлиять на игроков своими действиями и манерой поведения. Если у них оказывался блэкджек, они либо вовсе не предлагали страховку, либо торопили игроков. Если же блэкджека не было, они предоставляли игрокам массу времени и даже намекали выражением лица, что было бы разумно застраховаться. Время от времени мне попадались дилеры, проверявшие закрытую карту сразу после сдачи, когда открытая не была ни тузом, ни десяткой. После этого они начинали подглядывать, пока не находили подходящую им карту, которую и придерживали для себя, сдавая игрокам вторые. Дежурные «механики»
      Карточным «механиком» называют искусного шулера, который достигает своей цели в игре благодаря ловкости рук. В некоторых крупных казино есть штатные «механики», работающие посменно вместе с обычными дилерами. Поскольку «механикам» платят гораздо больше, чем другим дилерам, мошенничающее казино из соображений экономии обычно нанимает не больше «механиков», чем позволяет приносимая ими дополнительная прибыль. Зачастую в каждой смене работает всего один такой «механик». Как-то утром я играл, ставя от десяти до ста долларов, и выигрывал. Через некоторое время смена моего дилера закончилась, и он уступил свое место товарищу. Внезапно к нам подбежал инспектор зала, отругал сменщика, отправил его за другой стол и велел старому дилеру продолжать игру. Через несколько минут нашего дилера сменил другой, вызванный инспектором. По словам охранявшего мои интересы специалиста, новый дилер был «механиком». Мы не смогли увидеть никаких шулерских приемов, только некоторые подозрительные действия. Но умелые «механики» часто могут скрыть свои приемы даже от самого опытного взора: можно заметить лишь подозрительные побочные эффекты их работы. Мы тут же стали проигрывать почти каждую ставку. Ставя по десять долларов, мы всего за несколько минут потеряли пару сотен из нашего предыдущего выигрыша. Тогда мы перешли в небольшое казино, расположенное напротив. Там мы стали играть со ставками от 5 до 50 долларов и за первые же 20 минут получили неплохую прибыль. Инспектор зала был мрачен и недружелюбен. Затем он позвонил кому-то по телефону. Прошло еще некоторое время. Мы посмотрели на часы и заметили, что смена нашего дилера уже должна была закончиться, однако дилер не уходил. В Лас-Вегасе, который называют «городом без часов», важно иметь часы при себе, чтобы можно было убедиться в том, что дилеры регулярно сменяются в нормальное время. Отклонения от расписания предвещают неприятности. Наш дилер играл уже 37 минут (хотя нормальная длительность смены в этом казино была равна 30 минутам), когда в казино поспешно вошел человек в белой рубашке и черных брюках, таких же, как у других дилеров, но без форменного фартука этого казино. Он немедленно направился к нашему столу и сразу начал сдавать. Мы решили, что это «механик». Он улыбнулся нам и любезно поинтересовался, не хотим ли мы чего-нибудь выпить. Инспектор зала успокоился и пришел в хорошее настроение. Казалось, что по мрачному, неуютному и безлюдному в этот ранний час залу разлилась атмосфера дружелюбия. Мы тут же ушли. Другие методы
      Шулерские приемы, применяемые дилерами, столь многочисленны и разнообразны, что в этой книге мы можем дать лишь краткое введение в этот предмет. Читатель может получить гораздо более подробную информацию из многих других имеющихся источников [15, 22, 36, 53, 58, 66]. Множество интересных фактов также было представлено осенью 1961 года во время сенатского расследования игорного бизнеса [30, 42]. Несмотря на все наши предостережения и обилие мошенничающих дилеров, следует признать, что многие казино остаются скрупулезно честными. Эта глава должна дать читателю ясное понимание опасностей шулерства и снабдить его информацией, которая в большинстве случаев позволит ему обнаружить шулерские приемы и сменить казино без существенных финансовых потерь. К этому моменту вам должно быть вполне очевидно, что играть в мошенничающем заведении равносильно самоубийству; практически никакой надежды на победу в этом случае быть не может. Как избежать игры с шулером
      На практике вы, вероятнее всего, не сможете обнаружить многие шулерские приемы, с которыми вам придется столкнуться. Разоблачить умелого шулера может только специалист, да и то не всегда. Как же избежать серьезных убытков от мошенничества? Наилучший из известных мне методов (описанная выше тактика «маршрута почтальона») применяется теперь широко и успешно. Повторим его основную идею. Разделите свой капитал на 10 или 20 равных частей. Например, если вы начинаете с 200 долларов, их можно разбить на 10 частей. Начиная игру, купите фишек на 20 долларов. Играйте до тех пор, пока вы не проиграете все эти 20 долларов или не удвоите эту сумму. После этого выйдите из игры. Если вы играете больше часа, выйдите из игры независимо от результата. Перейдите в другое казино. Возвращайтесь в удобные для вас заведения и к тем дилерам, у которых вы выигрывали. Избегайте тех, игра с которыми приносила убытки. Тогда никакой шулер не сможет причинить вам большого ущерба. И никогда не садитесь играть с шулером во второй раз.
    • хрум
      Автор: хрум
      Каталы
      К элите блатного мира относятся мошенники, получающие доход от игорного бизнеса. Их называют каталами. Ныне этот бизнес частично легализовался, а до недавнего времени все азартные игры проводились в подпольных помещениях – катранах.
      Каталы произошли от профессиональных карточных шулеров, начавших объединяться еще в царской России. Большинство карточных мошенников были выходцами из высшего света, многие занимали солидные должности, имели чины и звания. Но на каторгу они попадали крайне редко. Шулера, которых постигла-таки участь узника, заставили с собой считаться даже в неволе и выделились в обособленную касту – «игроков». Они оказались наиболее образованными среди лагерного окружения и к концу 20-х годов установили в зоне власть шулеров и карманников, породившую воров в законе. Вероятно, им помогла объединиться родственная близость профессий. Случалось, что марвихеры преподавали уроки в карточных притонах, обучая ловкости пальцев. Они же научили шулеров срезать кожу с кончиков пальцев, чтобы повысить чувствительность «инструмента». Карточного мошенника можно отличить по перстневой наколке с изображением червовой масти. В нижней части перстня – косая штриховка.
      До 70-х годов большинство законников были шулерами. Когда в 1955 году началось массовое наступление силовых структур на воров в законе, многие из них стали маскироваться под дешевых карточных мошенников или охранников катал.
      Шулеров принято делить на пять категорий.
      Самая уважаемая и респектабельная – катранщики. Они содержат игорные притоны, которые посещают дельцы теневого бизнеса. В 70-х годах при катранах служила целая бригада подводчиков, заманивающая в катран цеховиков и подпольных миллионеров.
      Гусары играют в общественных местах – парках, кафе, ресторанах, на вокзалах и пляжах. Среди них выделяются майданщики и гонщики. Первые промышляют в поездах, вторые – в такси.
      Паковщики появляются и в катранах, и в общественных местах. Главная их особенность состоит в самой игре. В начале паковщик обыгрывает партнера подчистую, затем позволяет ему отыграть треть или половину всей суммы и под каким-то безобидным предлогом останавливает игру. Ставка делается на психологию партнера, который не подозревает шулерства и обязательно захочет отыграться. Такой прием называется «катать вполовину».
      Шулера-финансисты имеют дело не с карточной колодой, а с денежными суммами. Они кредитуют игроков, погашают и перекупают долги, работая под высокий процент. Для возвращения долгов существует группа так называемых жуков – шулерских боевиков. Они же следят за поступлением «налога» в воровской общак и карают обманщиков.
      При игре у шулера-игрока в подмастерьях состоят заряжающий (или ковщик колоды), подтасовывающий карты в определенном порядке и сообщник, оказывающий психологическое давление на противника, отвлекая его внимание и мешая сосредоточиться. У шулеров также имеется своя разведка и охрана, обеспечивающие безопасность игры.
      Часто шулера садятся играть между собой, чтобы повысить свой профессиональный уровень. Игра ведется под интерес и разрешает применение всех шулерских приемов («игра на шанс»). Если один из партнеров замечает подвох, он может остановить игру. При этом он должен объяснить или повторить примененный шулерский прием. Тогда он сразу выигрывает. Когда мошенники договариваются играть без обмана, такая игра называется в лоб или лобовой.
      Шулерских приемов много, часть из них безвозвратно устарела. Но есть классические, не утратившие известности и по сей день. Для современных катранов они уже непригодны, но широко применяются гусарами и майданщиками, а также популярны в местах лишения свободы.
      Немецкий криминалист Альберт Вайнгард в конце прошлого века начал исследовать шулерский мир Германии, Франции и России. Иногда он под видом азартного игрока посещал клубы и сам становился жертвой обмана, заводил приятелей среди шулерской братии. Все наблюдения Вайнгарда вошли в его книгу «Уголовная тактика. Руководство к расследованию преступлений», изданную в дореволюционной России. Шулерским приемам посвящена часть параграфа «Мошенничество при карточной игре» (стиль оригинала сохранен):
      «1. Помеченные карты. Их метят или во время игры, или еще заранее. Чтобы сделать распознаваемыми отдельные карты, подрезывают их края, скашивают их с той или другой стороны или слегка закругляют наружу или вовнутрь; или делают их шероховатыми посредством быстрого проведения острием ножа в том или другом месте. Поверхности карт, большей частью их рубашка, метятся нанесением маленькой точки или штриха краской, чернилами или карандашом; или делают иголочный прокол, а это место затем заполняется воском; наконец, слегка загибают один угол.
      2. Мошеннические приемы:
      Расположение карт одной колоды в известной последовательности, чтобы при игре по предыдущей карте угадывать последующую.
      Подмена лежащей на виду немеченой колоды карт на меченую или же подкладывание или удаление нескольких карт. Шулер для скрытия карточных колод часто употребляет особые карманы, которые приделаны спереди на внутренней стороне сюртука.
      Фальшивое тасование («делать салат»). Шулер делает вид, будто он тасует, в действительности же он оставляет карты на прежнем месте. Карты распределяются в нужном порядке, и колода делится пополам – на четные и нечетные карты. Четные подтачивают с концов. При фальшивом тасовании шулер захватывает ровно половину и укладывает так, что каждая карта попадает на свое место. Затем опять берется половина и опять всовывается через одну. При следующей тасовке карты оказываются в нужном порядке.
      Фальшивое снимание. Шулер устраивает искусственно так, что другой снимает на совершенно определенном месте. Для этой цели он кладет одну карту таким образом, что она высовывается из-за других; или он сгибает верхнюю часть колоды так, что она лежит на нижнем ровном слое карт в виде моста; или же он сгибает верхнюю часть колоды вовнутрь; во всех этих случаях партнер почти всегда невольно снимает на определенном, желательном для шулера месте.
      Или же шулер дает партнеру снять произвольно, только кладет снятую часть снова на другую так, что карты ложатся совершенно так же, как и прежде.
      Вытягивание неверхней карты. Шулер отодвигает большим пальцем левой руки немного назад верхнюю или несколько других карт, а затем вытягивает вместо верхней нижнюю карту.
      3. Зеркало для распознавания чужих карт. Шулер употребляет для этого стенное зеркало или блестящие металлические предметы, находящиеся на карточном столе, например: блестящий портсигар; никелевую оправу трубки; металлический самовар; с помощью этих отражающих предметов он узнает при сдаче карт, что получил партнер.
      4. Незаконное содействие других лиц. Пособники шулера таковы:
      Человек, который подсовывает ему фальшивые (заготовленные) карты и после игры ловко убирает их; в клубе это проделывается зачастую каким-нибудь служащим или лакеем, в частных кружках – подчас членом семейства, а иногда и самим хозяином дома.
      «Иуда», который заглядывает жертве в карты и посредством условленных знаков показывает шулеру, как он должен играть. Например: кладет один или несколько пальцев на стол, причем один палец означает „бубны“, два – „крести“ и т.д., а также взглядами в сторону, вниз, вверх, перебиранием пуговиц, кашлем и откашливанием, ударением на известных слогах при разговоре, различными способами держать сигару: в правом или левом углу рта, в правой или левой руке, выпусканием дыма и т.п.».
      В высокопробных катранах подобные махинации не применяются. Завсегдатаи игорных домов даже снимают очки перед игрой, чтобы партнер не увидел отражения его карт (Америка помнит шулера, который обладал воистину орлиным зрением и видел карты в глазах соперника). Нынешние каталы шагнули гораздо дальше. Ловкость рук утратила лидирующее значение в игорном бизнесе, уступив место техническим средствам.
      В 1990 году в Кишиневе был раскрыт респектабельный игорный дом, который посещали не только блатари, но и госдеятели. При тщательном осмотре милиция обнаружила электронные «навороты»: в игральный стол был вмонтирован сканер, позволяющий «читать» карты партнера. В Санкт-Петербурге существовал катран, в стенах которого имелись оптические системы, дающие возможность определять карточную сдачу. В рулетке могут использовать магнитный шарик или слегка деформировать ячейку. В большинстве цивилизованных стран полицейские структуры имеют специальные отделы по борьбе с преступлениями в игорном бизнесе. Задача этих отделов состоит не в охоте за подпольными катранами, а ловле мошенников в легальных игорных домах.
      В конце 80-х годов среди катал появились наперсточники, использующие вместо карт и костей каучуковый шарик и три наперстка. Многие наперсточники в прошлом были шулерами, по каким-то причинам отошедшие от карточного бизнеса. Бригада наперсточников состояла из нижнего (гоняющего шарик), верхних («крыши») и боковых (имитирующих случайных прохожих-счастливчиков). Игра проходила весело, с различными шутками и прибаутками нижнего наперсточника. По тем временам игровые ставки были высокие: за первый поднятый наперсток – 25 рублей, за второй – 50 рублей. Вместо наперстков иногда использовались три карты («шариком» служила четвертая).
      За наперсточниками стали появляться «платочники», «веревочники» и прочие «остапы бендеры» уличного бизнеса. Некоторые их коллеги стали применять электронные игры: «слоники», «ипподром», «лототрон». К профессиональным каталам они не относились и получили название «золоторотцы».
      По данным МВД, в 1992 году в странах СНГ насчитывалось до 30 тысяч профессиональных катал. С 1993 года уличный игорный бизнес начал затихать, и сегодня его можно встретить в виде лотерей. Нынешние катаны экстракласса перекочевали в казино (некоторые даже открыли их), а разрядом поменьше все также промышляют в подпольных карточных притонах.
    • vlpak
      Автор: vlpak
      Карты с пластиковым покрытием покупают для занятия слейтингом. Это особое искусство включает в себя эффектную манипуляцию картами, замысловатые перетасовки карт и трюки любой сложности. 

      Демонстрация фокусов с картами - это любимое занятие начинающих иллюзионистов. Шоу тепло принимается зрителям, а на освоение самых популярных фокусов уходит совсем немного времени. По законам жанра маги всегда используют карты с пластиковым покрытием. 

      Во всех случаях, где нужна ловкость рук, применяют карты с пластиковым покрытием. Секрет их популярности заключается в особом типе пластикового покрытия - Air Cushion (с англ. воздушная подушка). За счет уменьшеного трения, карты тасуются намного легче, скольжение по столу выглядит очень эффектно. 

      Также при не очень интенсивном и не частом режиме игры рекомендуем покупать игральные карты с пластиковым покрытием для стандартных игр в покер, дурака, преферанс, тысячу, деберц и т.д. 

      Лучшие производители игральных карт с пластиковым покрытием - это американские компании Bicycle, Bee, Tally-Ho

      Ну а для заядлых игроков в покер рекомендуем купить одну колоду 100% пластиковых игральных карт, она прослужит намного дольше чем аналог с пластиковым покрытием. По скольку покер - это очень интенсивная игра с большим числом сдач и количеством игроков, для таких нагрузок карты должны быть сделаны из 100%-го пластика.

      Пластиковые игральные карты сложно погнуть или как говорят "заламать край", их можно и нужно периодически мыть. Играть ими желательно на скатерти из ткани - так Вы убережете колоду карт от лишних царапин. Пластиковые карты - самые дорогие из всех игральных карт, но их игровой ресурс выше всех остальных в несколько раз.
    • gamer
      Автор: gamer
      Заказал и получил такие:

       
      Потом в другом магазине увидел такие с печатью (FREE FPP):

      Гугл молчит, а я на измене. Кто в курсе подскажите какие нормальные карты?
    • chiko
      Автор: chiko
      Важно отметить, что от поведения игрока во время игры во многом зависит ее результат, его самочувствие и настроение. Общий настрой и бодрость духа игрока в ходе карточной игры имеют большое значение и оказывают непосредственное влияние на ее исход. Поэтому чтобы избежать значительного проигрыш, особенно полезным будет соблюдение десяти следующих заповедей.
      1. Каждый игрок приступать к игре должен хладнокровно и спокойно. В том случае, когда у играющего проявляется страсть, то тогда исчезает всякое благоразумие и счастье. Страсть и азарт в игре непременно приводят к проигрышу.
      2. Благоразумие требует, того чтобы всякий игрок прежде, чем сядет за карты, должен прочувствовать свое счастье. Не следует садиться за игру в том случае, если возникнет какое-либо сомнение в счастье.
      3. Наученный опытом игрок никогда не станет проводить параллель между своими шансами и шансами тех, кто всегда проигрывает, не станет класть свои ставки на то место, на которое клали проигравшие.
      4. Нужно привыкнуть, чтобы ставить последним. Это позволит избежать влияния опоздавших.
      5. Следует выбирать для игры такие моменты, когда число играющих большое. В этом случае партии не будут такими быстрыми и появится возможность изучить игру.
      6. Не следует не садиться играть, если ваш ум занят чем-нибудь другим, а не картами. Во время игры следует обращать внимание на ход игры и на свои карты.
      7. Никогда не объявляйте игры, если шансы не достигли самой точной вероятности выигрыша.
      8. Если вы заметили какую-то неправильность или обманулись в своих ожиданиях, или обнаружили обман со стороны своих партнеров, то оставьте игру до более благоприятной минуты. Ведь нетерпение в игре обычно приводит к печальным результатам.
      9. Не играйте более двух часов подряд, т.к. за такой период времени ум утомится. Поэтому должен быть отдых.
      10. Самое главное условие карточной игры – хладнокровность. Важно тщательно скрывать в своей душе все движения, которые выражают радость при выигрыше и печаль при проигрыше. 
  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×